Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 18845 
страниц: 43343 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |








категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма

Если для Тейваза всё уже завершилось, то Соулу ждало ещё одно испытание, ей предстояло принять в лоно фаллосы друидов, котрые бали ещё способны к соитию, дабы их семя итоже оросило её влагалище. Девочки в большинстве случаев беременели после обряда, смешение семени нескольких мужчин в одном лоне позволяло не задаваться вопросом, кто был отцом ребёнка - мужчины 3-х племён должны были считать всех детей своими, это сплачивало. Первым ввел в лоно Соулу свой фаллос младший друид, сделав несколько символических движений он отошёл в сторону - его фаллос ещё не извергал семени. Этот мальчик не будет проходить Обряда и учавствовать в Оргиях, его призвание как и у всех друидов - общаться с богами, только на Обряде они совершают соитие с молодыми женщинами. Небольшёй член младшего друида не вызвал у Соулу болезненных ощущений, она только слегка поморщилась. Далее соитие стали совершать старшие друиды. Они подходили по очереди от младшего к старшему до 7-го круга. Большие фаллосы взрослых мужчин очень туго входили в молодое лоно, успевшее высохнуть. Как только друид 3-го круга резко ввёл свой член в лоно Соулу она издала короткий, звонкий вскрик и продолжала вскрикивать всё время пока друид совершал резкие движения тазом. Друиды сменяли один другого, крики Соулу перешли в непрерывное стенание, каменные глаза Мамы и Вара бесстрастно взирали на всё. Остатки девственной плевы были разорваны толстыми фаллосами мужчин, кровь и вытекающая из влагалища сперма стекали по ягодицам Соулу на камень алтаря. Наконец седой друид 7-го круга излил семя в переполненое влагалище Соулу и отошёл от алтаря. Раганы помогли подняться молодой теперь уже женщине. Ноги Соулу подкашивались, по бёдрам стекали белёсые ручейки семени, подкрашенные кровью. Раганы повели Соулу ко входу в Капище - женщины, войдя в капище со стороны полуденного солнца, тудой же и выходили. На плечё Тейваза легла тяжёлая рука Уруза. Воин уже облачился в шкуру Люта. Он повернул мальчика и вывел из Капища. У выхода стоял жеребец вождя привязанный к воткнутому в землю тяжёлому мечу. Уруз подвёл Тейваза к жеребцу и, подставив руку под ногу мальчика помог ему взобраться на спину животного. Выдернув из земли мечь воин подал его Тейвазу. Мечь был слишком тяжёл для ребячьих рук и Уруз помог Тейвазу положить его лезвием на шею жеребца. Взяв лошадь под уздцы Уруз повёл её вокруг Капища по ходу солнца. Трижды обвезя Тейваза вокруг Капища Уруз ссадил его возле каменного Люта, где Йер ожидала окончания Обряда. Раганы заплетали волосы Соулу по-новому, как это принято у взрослых женщин. Соулу стояла возле тотема своего племени с разведёнными ногами, на её бёдрах засыхали потёки семени и крови. Уруз захватил волосы Тейваза у затылка и одним резким движением обрезал их острым бронзовым ножом. Йер приняла волосы сына из рук воина, из них она сплетёт шнурок, котрый будет носить на шее, как вырастившая сына. Ещё не один такой шнурок предстоит ей носить, но этот - самый первый, самый желанный. Мать отдала воину одежду сына, мальчик приходит в барак к мужчинам голым, с доказательством, того, что прошёл Обряд на гениталиях, только там после омовения в ледяной купели воинов он оденет одежду не потому что холодно, а потому что он уже взрослый. Феу вместе с раганами повела шатающуюся Соулу по дороге в посёлок своего племени, дочь будет жить в хижине матери до рождения первенца, после чего для неё построят собственную хижину.
[ Читать » ]  

Я сразу запустил руку под юбку Светы и через трусы стал ласкать киску. Она сначала пыталась освободиться, шипя мне в ухо, что муж рядом и все такое, но потом расслабилась. Я включил ночник над кроватью и стал ее раздевать. Света несколько раз пыталась выключить свет, но я ей сказал, что свяжу руки и она успокоилась. Раздев девушку, я чуть отстранился, полюбоваться ей. Действительно Света была куколкой. Небольшая грудь венчалась маленькими коричневыми сосочками, подтянутый живот, широкие бедра и полоска волос на аккуратном лобке.
[ Читать » ]  

Она сильно сжала бедра. Так сильно, что и рука, и введенный внутрь пальчик оказались в плену жаждущего, страстного, трепещущего тела. Глазки ее уже давно перестали следить за строчками, взгляд затуманился, грудь вздымалась и опадала при каждом вдохе и выдохе, а плененная ножками рука едва заметно шевелилась, что давало возможность понять, что она там, не смотря на тесноту, совершает весьма сложные и хитроумные манипуляции.
[ Читать » ]  

И это моя жена, моя любимая половинка. Я не выдержал, достал свой член и начал дрочить, наблюдая дальше за происходящим. Они начали по двое, и по трое трахать все её дырочки, даже попробовали сразу два хуя засунуть ей в пизденку, от чего Вика была в полном восторге... она была счастлива. Они кончали ей на киску, в ротик, размазывали сперму по лицу, пока все не устали. Попрощавшись с ребятами, Вика взяла рубашку и не одевая её, пошла назад.
[ Читать » ]  

Рассказ №5355

Название: На прогулку за оргазмом
Автор: Nasosik
Категории: Наблюдатели
Dата опубликования: Воскресенье, 15/08/2004
Прочитано раз: 24334 (за неделю: 48)
Рейтинг: 88% (за неделю: 0%)
Цитата: "Напряжение немного спало, но по пипиське этого не скажешь: она осталась такой же напряжённой. Я достал маленькое карманное зеркальце и, приложив его поближе, стал наблюдать член. Как будто чужой! В таком ракурсе его не видел! Двигаю медленно кожу и наблюдаю в зеркальце - чудо как нравиться! Возбуждает ещё больше! Отложив зеркальце в сторону, медленно-медленно сдвигаю с головки кожу. Клянусь, каждую секунду новое прекрасное видение: переполненная кровью, она как женщина, освобождающаяся из одежды, прекрасна своей наготой! Моя кожа, наконец, достигает вершины Эвереста головки (доходит до самой её широкой части) и, вдруг, резко, с каким-то щёлкающим звуком, спадает с неожиданно полностью оголившейся бесстыдной моей части тела, всему миру (как мне кажется в этот момент) показывая всю мою развращенность и похотливость. Прежним способом возвращаю "чехольчик" на головку и, уже не в силах сдерживаться, 3-4 раза быстро качаю член: И: сразу останавливаюсь! Ну, хочу продлить удовольств! ие! Что же мне делать? Онанизм тем временем не спит. Он подгоняет мысли и действия. Начинаю развратничать: раза три быстро качну пипиську и при этом шепчу: "Ой, ой, ой", затем медленно два раза полностью обнажаю головку, любуясь её своеобразной красотой и (как ни странно), фантазируя и представляя себе женскую писю. Странно, но с началом основных онанирующих движений на своём органе, я уже не чувствую резкого препятствия головки при возвращении на неё кожи. Такое впечатление, что она сама помогает её онанировать, сама хочет этих движений и помогает мне!..."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     Занимаясь онанизмом много лет, я многое попробовал, и многое испытал благодаря терпению моей пиписьки и её хорошей отзывчивости на моё сексуальное возбуждение. Но однажды простого онанирования мне стало мало и, в мою дурную голову стали всё настойчивее приходить мысли как-то разнообразить свои приятные "упражнения" с моим дивным органом. Я понимаю, что цель то была одна - поскорее возбудиться, чтобы получить больше удовольствия и поярче кончить. Только и всего!
     На этот раз я долго (всю неделю) планировал, чем бы себя в этом плане побаловать? Во-первых, я прекратил свои ежедневные онанизмы, которые я называл "накачки" или просто "качания". Мысленно я так и говорил себе: "Накачаю пипиську, подкачаю удовольствия, качну член", а во время онанирования часто произносил: "Кач-кач". Это меня дополнительно возбуждало. После того, как я потерпел без "качек" три дня, моё воображение обострилось и я, после некоторого выбора, решил, что нужно попробовать накачать пипиську где-нибудь на природе. Лучше всего на речке, так как там в выходные можно ещё подогреть себя созерцанием полуголых дам. Итак, решено!
     Еле дождавшись (уже приходилось крепиться, чтобы не трогать свою пипиську!) субботы и всё хорошо продумав, я отправился на городской пляж. Одет я был специально, а именно, на мне не было трусов, а в старых свободных брюках правый карман был распорот сантиметров на пять, так что я мог, при желании рукой щупать своего сексуального товарища.
     На пляже я походил по рядам отдыхающих, выбирая глазами симпатичных девушек и пышнотелых дам. О напряжении члена можно было думать одно - не как его поднять, а как бы немного спрятать его непомерную напряжённость. Правой рукой я несколько сдерживал своего "жеребца", что и позволяло мне пройти перед женщинами без особого смущения. Головка этого "прибора для онанизма" то и дело сама выкатывалась из покрывающей её кожи, а касаться её я очень не хотел. Есть закономерность - чем чаще прикасаться к возбуждённой головке, тем быстрее кончишь. Быстро кончать я не только не хотел, но у меня, обуреваемого постыдной похотью, была мечта: как можно дольше продолжить эти возбуждающие игры. Да, конечно, в конце концов, рано или поздно мне придётся излить из себя ту жидкость, которая в медицине так некрасиво называется спермой. Мне даже больше нравилось название, которое давали сперме мои приятели, которые в шестилетнем возрасте научили меня баловаться со своей пиписькой. Они называли её "ма! лофьёй". Продолжаю, что мне хотелось бы, чтобы это случилось как можно позже. То состояние и ощущение какой-то сладостной истомы в пипиське и во всём организме мне было так приятно, что расставаться с ним не хотелось. Не из-за того, что я не мог снова накачать свой член и получить удовольствие, а оттого, что я просто знал - после такого долгого воздержания оргазм будет такой силы, что я смогу заняться онанированием на своём члене уже через пятнадцать минут, но получить острый оргазм смогу только после какого-то супервозбуждающего события. А где его взять?
     
     И всё же я прикоснулся к члену. Трудно было устоять против соблазна поласкать его. Всегда это были короткие и очень лёгкие прикосновения, хотя тянуло к противоположному. В спутанных мыслях, так одурманенных похотью, хотелось грубо и резко одним движением обнажить головку до самого корня, стянуть набухшую кожу, потрясти пиписькой и потом бешено накачивать, накачивать:
     
     Клянусь, я сдерживался как только мог! В прибрежных кустах, переходящий в лесок, куда я забрёл (думаю для того, чтобы кое-что себе позволить) я расстегнул ширинку и нагло достал огромный член: Ужас! Только тут, кое-как сдерживая себя, я оглянулся по сторонам! Сразу мысль: теряешь конспирацию, а если бы кто-то наблюдал за тобой? Фу! Никого! Ещё раз огляделся на всякий случай внимательно: никого. Поглядел на писун. Да, есть чем гордиться! Испугавшись того, что сейчас кончу, я осторожно "зачехлил" его и бережно уложил в брюки.
     
     Ещё походил мимо загарающих женщин, старательно выглядывая у них то место, где расположена их сладкая пися. У одной пися чётко очертила ложбинку между половыми губами. И это привело меня (и вы догадываетесь ещё кого!) в сладкий восторг.
     
     У меня родилась мысль, что мне пора поискать местечко, где я могу наедине пообщаться с членом. Непросто было найти такое. Однако, спустя некоторое время, я нашёл в укромном месте поваленное дерево, за которым и устроился на земле. Было довольно удобно, спиной я упирался в бревно как в спинку дивана, меня было почти незаметно, и я мог кое-что себе позволить. Я так и поступил. Страсть во мне выросла до такой степени, что я забыл про стыд и осторожность. Время от времени оглядываясь по сторонам, стараясь, чтобы меня не застукали при моём онанизме, полностью расстегнул брюки (и верхнюю пуговицу и молнию, и, наконец, вывалил свой членище. Вид его меня сначала даже испугал, головка опять сама обнажилась и была малиново-красной. Возбуждённая, набухшая, но не до совершенства. От этого она выглядела какой-то слегка сморщенной и, как бы это сказать, поношенной. Вот это слово! Я даже сдуру подумал, что я очень сильно и часто качаю её - вот и результат! Чтобы как-то её побольше "воодуше! вить", я стал представлять себе в своём воображении всякие непотребности. Особенно меня всегда воодушевлял вид напряжённого клитора. Я представил его себе, и, о чудо, головка расправилась! Созерцая её, я видел, что она каждую следующую секунду становится всё глаже и привлекательнее. Она как воздушный шарик, в который поддувают очередную порцию воздуха, стала надуваться всё больше и больше, и, наконец, достигла предела наглой раздутости. Её тонкая кожица так растянулась от переполняющего её восторга, что я временами, боялся, что она просто лопнет от переполнения кровью. В этот момент мне припомнилась девушка с трусиками, врезавшимися в её половую щель. Я стал воображать себе, какой у неё клитор, и что с ним будет, когда он возбудится. Тут я незаметно перешёл к тому, что она его, как и я свой орган, иногда накачивает. Описывать это долго, а в жизни все эти мысли пролетают в несколько секунд! Уставившись в головку пиписьки, я уже думал: "А как же я натяну на головку кожу, кото! рой сейчас должен совершать онанирующие движения?" Эта штучка так разд улась, что нельзя даже было представить это! Тем не менее, мозг онаниста работает быстро. Я, осторожно сдавливая пальцами головку, добился некоторого её уменьшения за счёт того, что кровь куда-то перетекла, и быстро напялил кожу на уменьшавшуюся оконечность члена. Какое приятное ощущение! Чуть не кончил! Тем не менее, я практически приготовился, и теперь могу качать письку! Головка, как "Ванька-встанька" быстро набрала свои предыдущие размеры. Теперь кожа, покрывающая эту самую чувствительную часть члена, напряглась до такого состояния, что я испугался, не порвётся ли она? Моему взору предстал как-то сразу весь возбуждённый член. Я его (ещё и для того, чтобы растянуть акт моего онанизма!) осмотрел: из-под кожи, покрывающей головку, выглядывала её часть багрово-малинового цвета. Она была полностью готова к "боевым" действиям. Пися так набухла, что, покрывающая её кожа казалась тонкой плёточкой, пронизанной надутыми синеватыми венами. На вершине похотливой головки выделилась к! апля прозрачной маслянистой жидкости. Я знал, что это от перевозбуждения. Сдерживаться было уже не в мочь. И я начал. Слегка потянув за кожу, я освободил немного головку, и одним пальцем размазал ту жидкость, о которой писал выше. Какой кайф! Приятнейшие ощущения от этого пронзили меня и замерли где-то в основании пиписьки. Я, конечно, не мог удержаться от того, чтобы несколько раз проделать это. Короче, до тех пор, пока я всю жидкость не втёр в этот "красный колокольчик". Откровенно сознаюсь, что было так приятно, что хотелось этим способом и продолжать, и добиться оргазма: Но! Напомню: нет ничего более приятного, чем ждать (это самый сладостный период) наслаждения от оргазма! Я бросил письку и постарался немного отвлечься. Пусть спадёт напряжение!
     
     Напряжение немного спало, но по пипиське этого не скажешь: она осталась такой же напряжённой. Я достал маленькое карманное зеркальце и, приложив его поближе, стал наблюдать член. Как будто чужой! В таком ракурсе его не видел! Двигаю медленно кожу и наблюдаю в зеркальце - чудо как нравиться! Возбуждает ещё больше! Отложив зеркальце в сторону, медленно-медленно сдвигаю с головки кожу. Клянусь, каждую секунду новое прекрасное видение: переполненная кровью, она как женщина, освобождающаяся из одежды, прекрасна своей наготой! Моя кожа, наконец, достигает вершины Эвереста головки (доходит до самой её широкой части) и, вдруг, резко, с каким-то щёлкающим звуком, спадает с неожиданно полностью оголившейся бесстыдной моей части тела, всему миру (как мне кажется в этот момент) показывая всю мою развращенность и похотливость. Прежним способом возвращаю "чехольчик" на головку и, уже не в силах сдерживаться, 3-4 раза быстро качаю член: И: сразу останавливаюсь! Ну, хочу продлить удовольств! ие! Что же мне делать? Онанизм тем временем не спит. Он подгоняет мысли и действия. Начинаю развратничать: раза три быстро качну пипиську и при этом шепчу: "Ой, ой, ой", затем медленно два раза полностью обнажаю головку, любуясь её своеобразной красотой и (как ни странно), фантазируя и представляя себе женскую писю. Странно, но с началом основных онанирующих движений на своём органе, я уже не чувствую резкого препятствия головки при возвращении на неё кожи. Такое впечатление, что она сама помогает её онанировать, сама хочет этих движений и помогает мне!


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]



Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |









  © 2003 / КАБАЧОК