Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 18653 
страниц: 42901 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |

категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма

Временами Тахир полностью выходил из моей задницы и снова вставлял своего гиганта обратно. Я потеряла счет оргазмам, на сегодня это был уже перебор. Уже четыре члена за один день поимели меня, причем мужу достался только минет, а остальные отымели меня во все дырки. Ребята стали ускоряться и я поняла что сейчас они кончат. Первым не выдержал Тахир, он прижался к моей заднице и стал заполнять её своей спермой. Я чувствовала каждую струю, влетающую в меня. Наконец он вышел из меня и сев в кресло снова начал снимать нас на телефон. Я лежала на Самире, а он поддавая снизу, ебал меня со всей силы. Я почувствовала что сейчас он кончит и быстро встав с его члена, наклонилась над ним и приняла первую струю прямо в лицо, затем высунула язык, положила член на него и глядя в телефон ловила сперму, которая вылетала из члена.
[ Читать » ]  

Затем она сказала... "Ну доставили удовольствие друг другу, теперь тебя опять ждёт наказание!", и перевернула меня а спину. Снова вставила мне в рот свои трусики, завязала глаза, и я услышал как она позвякиваем пряжкой моего ремня, вытаскивая его из джинсов. Потом она минут пять колдовала надо мной, сначала пугая ударами, то есть она замахивалась, но удары ложились не на меня, а рядом со мной, зато я был весь напряжён и возбуждён её игрою. И вот когда я маленечко расслабился, думая что она не ударит, прямо на мой зад опустился мой же ремень, я весь напрягся, взвизгнул сквозь кляп, так как боль от удара была очень сильная, за первым ударом удары последовали один за одним, я этого не мог вытерпеть, повязка на моих глазах вся намокла от слёз, я плакал, стонал из под кляпа, но она была неумолима, наконец она окончила порку, и снова повернула меня на спину. Сняв повязку с глаз и вынув изо рта кляп она сказала... "пообещай мне, что больше никогда не оставишь меня одну". Я пообещал, тогда она стала с меня снимать всё, сначала сняла прищепки на сосках, боль от них была невыносимой, но когда она стала их снимать она усилилась ещё сильнее, и я вскрикнул, затем она развязала мне руки и ноги, я наконец то смог встать и размять их, так как под верёвками они очень затекли! Снял с себя наконец бюстгальтер, пояс и чулочки!
[ Читать » ]  

Меня схватили за руки и потащили вверх на парту, разложили на ней головой к окну, ногами к проходу и начали сдирать юбку. Юбку тоже бросили в сторону доски. Кто-то из мальчишек схватил юбку, подошел к доске и начал стирать исписанную мелом доску. Потом взял мел и написал АЛЕНКА ХУЕСОСКА. Классу выходка понравилась. Тогда он надел юбку на указку встал на стол преподавателя и пристроил юбку на высоком карнизе.
[ Читать » ]  

Их роту, роту молодого пополнения, сержанты привели в баню сразу после ужина, и пока они, одинаково стриженые, вмиг ставшие неразличимыми, в тесноте деловито мылись, а потом, получив чистое бельё, в толчее и шуме торопливо одевались, сержанты-командиры были тут же - одетые, они стояли в гулком холодном предбаннике, весело рассматривая голое пополнение, и Денис... вышедший из паром наполненного душевого отделения, голый Денис, случайно глянувший в сторону "своего" сержанта, увидел, как тот медленно скользит внимательно заторможенным взглядом по его ладному, золотисто порозовевшему мокрому телу, еще не успевшему утратить черты юной субтильности, - Денис, которому восемнадцать исполнилось буквально за неделю до призыва, был невысок, строен, и тело его, только-только начинавшее входить в пору своего возмужания, еще хранило в безупречной плавности линий юно привлекательную мальчишескую грациозность, выражавшуюся в угловатой мягкости округлых плеч, в мягкой округлости узких бедёр, в сочно оттопыренных и вместе с тем скульптурно небольших, изящно округлённых ягодицах с едва заметными ямочками-углублениями по бокам - всё это, хорошо сложенное, соразмерно пропорциональное и взятое вместе, самым естественным образом складывалось в странно привлекательную двойственность всей стройной фигуры, при одном взгляде на которую смутное томление мелькало даже у тех, кто в чувствах, направленных на себе подобных, был совершенно неискушен; из коротких, но необыкновенно густых смолянисто-черных волос, ровной горизонтальной линией срезавшихся внизу плоского живота, полуоткрытой головкой свисал книзу вполне приличный, длинный и вместе с тем по-мальчишески утолщенный - на сосиску-валик похожий - член, нежная кожа которого заметно выделялась на фоне живота и ног более сильной пигментацией, - невольно залюбовавшись, симпатичный стройный парень в форме младшего сержанта, стоя на чуть раздвинутых - уверенно, по-хозяйски расставленных - ногах, смотрел на голого, для взгляда абсолютно доступного Дениса медленно скользящим снизу верх взглядом, и во взгляде этом было что-то такое, отчего Денис, невольно смутившись, за мгновение до того, как их взгляды могли бы встретиться, стремительно отвёл глаза в сторону, одновременно с этим быстро поворачиваясь к сержанту спиной - становясь в очередь за получением чистого белья... и пока он стоял в очереди среди других - таких же голых, как он сам - парней, ему казалось, что сержант, стоящий сзади, откровенно рассматривает его - скользит омывающим, обнимающим взглядом по его ногам, по спине, по плечам, по упруго-округлым полусферам упруго-сочных ягодиц, - такое у него, у Дениса, было ощущение; но когда, получив нательное бельё - инстинктивно прикрывая им низ живота, Денис повернулся в ту сторону, где стоял сержант, и, непроизвольно скосив глаза, мимолётно скользнул по лицу сержанта взглядом, тот уже стоял к Денису боком - разговаривал о чем-то с другим сержантом, держа при этом руки в карманах форменных брюк, и Денис, отходя с полученным бельём в сторону, тут же подумал, что, может, и не было никакого сержантского взгляда, с неприкрытым интересом скользящего по его голому телу, - Денис тут же подумал, что, может быть, всё это ему померещилось - показалось-почудилось... ну, в самом деле: с какой стати сержанту - точно такому же, как и он, парню - его, голого парня, рассматривать? - подумал Денис... конечно, пацаны всегда, когда есть возможность, будь то в душевой или, скажем, в туалете, друг у друга обязательно смотрят, но делают они это мимолётно и как бы вскользь, стараясь, чтоб взгляды их, устремляемые на чужие члены, были как можно незаметнее - чтобы непроизвольный и потому вполне закономерный, вполне естественный этот интерес не был истолкован как-то превратно, - именно так всё это понимал не отягощенный сексуальной рефлексией Денис, а потому... потому, по мнению Дениса, сержант никак не мог его, нормального пацана, откровенно рассматривать - лапать-щупать своим взглядом... "показалось", - решил Денис с легкостью человека, никогда особо не углублявшегося в лабиринты сексуальных переживаний; мысль о том, что сержант, такой же точно парень, ничем особым не отличавшийся от других парней, мог на него, обычного парня, конкретно "запасть" - положить глаз, Денису в голову не пришла, и не пришла эта мысль не только потому, что всё вокруг было для Дениса новым, непривычным, отчасти пугающим, так что на всякие вольные домыслы-предположения места ни в голове, ни в душе уже не оставалось, а не пришла эта, в общем-то, не бог весть какая необычная мысль в голову Денису прежде всего потому, что у него, у Дениса, для такой мысли не было ни направленного в эту сторону ума, ни игривой фантазии, ни какого-либо предшествующего, хотя бы мимолетного опыта, от которого он мог бы в своих догадках-предположениях, видя на себе сержантский взгляд, оттолкнуться: ни в детстве, ни в юности Денис ни разу не сталкивался с явно выраженным проявлением однополого интереса в свой адрес, никогда он сам не смотрел на пацанов, своих приятелей-одноклассников, как на желаемый или хотя бы просто возможный объект сексуального удовлетворения, никогда ни о чем подобном он не думал и не помышлял - словом, ничего такого, что хотя бы отчасти напоминало какой-либо однополый интерес, в душе Дениса никогда ни разу не шевелилось, и хотя о таких отношениях вообще и о трахе армейском в частности Денис, как всякий другой современный парень, был наслышан более чем достаточно, применительно к себе подобные отношения Денис считал нереальными - совершенно невозможными, - в том, что всё это, существующее вообще, то есть существующее в принципе, его, обычного парня, никогда не касалось, не касается и касаться в будущем никаким боком не может, Денис был абсолютно уверен, и уверенность эта была не следствием осознанного усвоения привнесённых извне запретов, которые в борьбе с либидо трансформировались бы в четко осознаваемую внутреннюю установку, а уверенность эта, никогда не нуждавшаяся ни в каких умственных усилиях, безмятежно покоилась на тотальном отсутствии какого-либо интереса к однополому сексу как таковому - Денис в этом плане в свои восемнадцать лет был глух, как Бетховен, и слеп, как Гомер, то есть был совершенно безразличен к однополому сексу, еще не зная, что у жизни, которая априори всегда многограннее не только всяких надуманных правил, но и личных жизненных представлений-сценариев, вырабатываемых под воздействием этих самых правил, есть своя, собственным сценарием обусловленная внутренняя логика - свои неписаные правила, и одно из этих объективно существующих правил звучит так: "никогда не говори "никогда".
[ Читать » ]  

Рассказ №18727

Название: На краю Вселенной. Часть 11
Автор: Э/РОСС
Категории: Запредельщина, Фантазии
Dата опубликования: Воскресенье, 30/10/2016
Прочитано раз: 1281 (за неделю: 28)
Рейтинг: 0% (за неделю: 0%)
Цитата: "Она открыла ему дверь и впустила в свой мир. Мир любви и сладострастного любовного порока. Ее тот взгляд черных как бездонная черная пропасть женских красивых гипнотических глаз, очаровал его Виктора и ее еле прикрытая под тем халатиком ногата. И он даже плохо помнил, как все произошло, но быстро очутился в ее Лауры объятьях и в ее постели. Он еще помнил, как она отошла от той двери и впустила его в свой тот гостиничный номер и, улыбаясь, проводила Виктора, взяв правой своей в золоте перстней на тонких пальцах рукой за его левую руку...."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     Все именно, было так. И ее лицо. Лицо того адского Цербера. Лицо женщины. Одновременно хищное и жаждущее проглотить его как свою жертву. Но и одновременно любящее и страстное. И это ее дыхание жаркое, словно, исходящее из недр самой земли. Откуда-то из глубины ее и того красного охватившего их двоих в пламени огня мира. Мира среди звезд и черноты темной ночи.
     Она открыла ему дверь и впустила в свой мир. Мир любви и сладострастного любовного порока. Ее тот взгляд черных как бездонная черная пропасть женских красивых гипнотических глаз, очаровал его Виктора и ее еле прикрытая под тем халатиком ногата. И он даже плохо помнил, как все произошло, но быстро очутился в ее Лауры объятьях и в ее постели. Он еще помнил, как она отошла от той двери и впустила его в свой тот гостиничный номер и, улыбаясь, проводила Виктора, взяв правой своей в золоте перстней на тонких пальцах рукой за его левую руку.
     Лаура сказала ему Виктору, что жить не может без него. Хочет его, и хочет, прямо сейчас, а остальное неважно.
     Она, честно и сразу, признавшись ему, что забыла, когда была вообще, скромной и кроткой девственницей, раздевшись, обняла его и прижала сама к себе. Целуя в его Виктора гладко выбритое лицо. Лицо пятидесятилетнего мужчины. Мужчины обезумевшего от любви и потерявшего свою голову от этого нахлынувшего на него любовного счастья.
     - Лаура! - простонал Виктор - Любимая моя, Лаура!
     И впился губами в ее снова грудь. В ее те торчащие черные груди, тычущиеся ему в любовных конвульсиях лицо соски. И она, оторвав от себя его голову, посмотрела ему прямо в его безумные от такой же безумной к ней любви глаза.
     - Любимый мой, Виктор! - проговорила сладостно Лаура - Я не хочу расставаться с тобой никогда. Никогда, слышишь! Никогда!
     
     ***
     
     Он вырвался из пелены черной пыли и на скорости понесся к кораблю.
     Джема увидела его. Их флаер. Большой грузовой модуль, летящий к "Зенобии". Летящий на скорости, и не сбрасывая ее. И Джема поняла в какой-то момент, что что-то там произошло. Что-то, что их напугало всех, и они бежали оттуда. Она тогда единственная на своей бессменной вахте в главной рубке звездной яхты увидела их флаер, летящий прямо на "Зенобию" и не желающий совершенно тормозить. И удар был неизбежен.
     Джем знала все инструкции, в которых предписывалось сбивать все, что угрожает, хоть как-то главному кораблю. Экипажу его на его борту и всем пассажирам круизных туристических судов в открытом дальнем космосе.
     Надо было принимать срочные меры. И она растерялась. Первый раз в своей жизни. Ведь там должны были быть ее капитан, и все, кто полетел туда, на тот чертов черный планетоид.
     Надо было, что-то срочно делать или будет удар и вероятный конец. Джема сделала сначала связь с модулем, но там была тишина и, включив биосканер, прощупала его и не обнаружила ничего живого внутри большого грузового модуля. Он был совершенно пуст, и было, похоже, что все кто там был, на том черном планетоиде погибли. Все и даже, капитан Колмар.
     Первый раз Джема растерялась и была в панике. Но за ее спиной в корабле молодые пассажиры туристы. И она несет за их жизни ответственность. И теперь выходит совершенно одна. И от ее решения будет зависеть все.
     Модуль пролетел уже половину пути, приближался, не меняя скорости, и летел прямо в лоб "Зенобии" , прямо в голову самой яхты и главную рубку туристического круизного межзвездного судна.
     А за спиной Джемы был ее любимый Вик. Нельзя было допустить столкновения. Биосканеры показывали, что модуль был пустой. Но каким он образом пустился в обратный путь?
     Но, думать, как да, что было уже некогда. Расстояние стремительно сокращалась, а скорость флаера оставалась прежней, и он уже был в одном полуквантдронноомиле.
     Джема навела носовые турели с лазерными пушками, вычисляя траекторию полета флаера, и нажала кнопку выстрела:
     Якие вспышки, озарили космическое пространство вокруг "Зенобии". И большой модуль, просто разрезало пополам. И он взорвался в космосе, прямо, почти перед самим носом круизной яхты. Взорвалось горючее и энергоблоки флаера. И он разлетелся на куски, рассеивая обломки во все стороны. И те обломки, не меняя своей скорости, пролетели сквозь всю космическую туристическую яхту. Сбивая ее выдвижные все практически антенны и солнечные выставленные батареи. Царапая ее бронированный из смеси титана и композитных материалов литирия и бертония прочный гладкий корпус. Они, пролетев сквозь "Зенобию" растворились в бескрайнем космосе, где-то далеко сзади ее среди мерцающих звезд в космической черной пыли окраины пылевого с астероидами внутреннего рукава галактики.
     Джема с ужасом смотрела туда, где только, что был их с корабля модуль. И не могла поверить в то, что на нем никого не было. Но приборы не врали. Там действительно никого не было. Он был пустой. И, словно, специально, запущенный в лоб "Зенобии".
     - Нет! - промолвила с дрожью в голосе Джема - Не может быть! - она произнесла, с ужасом глядя в сторону черного планетоида и живой вращающейся вокруг него черной пыли.
     
     ***
     
     Этот Рональд Джексон, повел себя как-то не так. Как рассчитывал сам Виктор. Когда он ему сообщил о звонке полиции в свой загородный дом. Он, почему-то ему вдруг сразу начал угрожать. Говорить о том, чтобы ничего не говорил о сделке. Но, почему, было не ясно. Что произошло, Виктор так и не мог понять. Но это связано было видимо не только с полицией, сколько, скорее всего с его новой знакомой Лаурой. Да, именно, с Лаурой. И он это понял практически сразу.
     Лаура работала на Джексона. И еще были у Виктора подозрения, что она его тоже, любовница. И Рональд его предупредил. Чтобы Виктор и близко к Лауре не подходил.
     Друг Рональд Джексон, видно перестал быть другом. Он повел в стороне от Виктора нечестную свою игру.
     - Вот, значит, как мистер, Рональд Джексон - про себя после очередного звонка своего коллеги по корабельному бизнесу, произнес Виктор.
     Похоже, Рональд недвусмысленно его предупредил насчет отношений Виктора и Лауры. И это взбесило Виктора. Он любил Лауру больше своей жизни и не мог ее просто взять и бросить. И она Лаура его любила. С ней Виктор забывал о своей жене Ирине. И даже дочери Ленке.
     Лаура приколдовала Виктора своей невероятной губительной женской красотой. Его уже лет пятидесяти миллиардера бизнесмена Америки и города Майами. И он не мог ее вот так, просто, взять, и отшить, как говорил Джексон.
     Что у них были там за совместные дела Виктор, особо не давался. Да и ему это было не нужно. Но Джексон стал здесь ему поперек дороги. И Рональд как один из самых влиятельных мафиози в Майами был ему более опасен, чем кто-либо сейчас. Если ни считать тех, кто, вероятно, ему сел на хвост.
     - "А может, это не бандиты из бывшего Союза" - подумал Виктор - "Может, это люди Джексона".
     Они висели на хвосте долго, пока он ехал и летел из Нью-Йорка домой.
     Николай предупреждал, и надо было быть осмотрительным и принять определенные крайние решения.
     Дружба дружбой, а безопасность, куда важнее. И конечно, сам бизнес.
     Нужно было не потерять его. Нужно было, что-то решать.
     И он, Виктор по пути домой принял решение.
     Вся надежда опять ложилась на Николая и его наемных здоровых парней из личной Виктора охраны.
     Николай расшибется, но сделает работу порученную Виктором. И Виктор знал, что он не подведет.
     Виктор боялся за свою семью и за ее распад, если все это всплывет.
     Ирина еще туда-сюда, но об этом узнает его дочь Ленка. Он боялся, и одновременно сам же не мог удержаться при встрече с Лаурой, чтобы на виду у всех сдерживать себя и не показывать свое к ней близкое взаимное расположение.
     Он очарован этой брюнеткой красавицей. И не мог жить без нее. И в скором времени должен был снова лететь на своем личном самолете в Нью-Йорк по делам бизнеса. И заехать на одну портовую судоверфь, и осмотреть отданный ему в услужение один корабельный ремонтный завод.
     Виктор, снова заедет к ней в ту пятизвездочную гостиницу. Она сама его будет там ждать.
     Лаура намекала Виктору, что мистер Джексон проговорился ей о том, что хочет убрать ее теперь любимого самого со своей дороги. Он получил деньги от Виктора. Солидные вложения в его заводы и банки. И решил прихапать все доли его, а Виктора убить. И, похоже, Лаура не врала. Она беспокоилась за любимого Виктора. Она его любила.
     - Лаура - произнес он про себя - Девочка, моя - он произнес это на заднем сиденье своего дорогого миллионного лимузина, ведомого его личным водителем Федором, когда снова нахлынули любовные воспоминания. И когда, он ехал снова в Нью-Йорк.


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

E-mail автора: mark4.67@mail.ru



Читать из этой серии:

» На краю Вселенной. Часть 1
» На краю Вселенной. Часть 2
» На краю Вселенной. Часть 3
» На краю Вселенной. Часть 4
» На краю Вселенной. Часть 5
» На краю Вселенной. Часть 6
» На краю Вселенной. Часть 7
» На краю Вселенной. Часть 8
» На краю Вселенной. Часть 9
» На краю Вселенной. Часть 10
» На краю Вселенной. Часть 12
» На краю Вселенной. Часть 13
» На краю Вселенной. Часть 14
» На краю Вселенной. Часть 15
» На краю Вселенной. Часть 16
» На краю Вселенной. Часть 17
» На краю Вселенной. Часть 18
» На краю Вселенной. Часть 19
» На краю Вселенной. Часть 20

Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |

  © 2003 / КАБАЧОК