Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 18763 
страниц: 43154 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |








категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма

- Ми-и-илая: Но ведь это же так интересно, а! Господи, вот была б ты сама у меня парнем: Тогда поняла бы меня! А так: что я тебе объясняю-то! Нет, но всё-равно, попытаюсь тебе хоть маленечко объяснить. Может быть поймёшь меня всё же. Вот представь вообще, как это захватывающе, если ты парень: совершенно - совершенно незнакомая тебе девушка! Бо-о-о-оже: и ты в неё кончаешь!!! Хоть и единственный раз в жизни, но всё равно кончаешь! Прямо по-настоящему так вот!!! Понимаешь, глупенькая? Для нас это как бы игра такая. Да включи же ты хоть немножечко-то своего воображенья! А?! Ну-у: Же-е-е-еня! Нет, ну ты представляешь, как это, и в самом деле, прикольно; кончить по-настоящему в чужую чью-то девушку?! ! Хоть и один раз, но всё равно кончить! Знать потом, что она уже была когда-то твоей! Да ведь это так прикольно, родная. Ну ведь я же знаю, знаю, что у тебя есть ещё подружки! Ну-ка, сознавайся, что есть же!!!
[ Читать » ]  

Джон сунул хуй в пизду сразу на половину, в Оли глаза полезли на орбиту. Максимум что в нее было 14 см. Член продолжал ввинчиваться в ее нутро. ЕЙ было больно, она стонала. Джон продолжал засовывать по самые помидоры. Он любил глубокое проникновение, Поэтому приблизил свой рот к олиному и вошел в его языком и начал своим языком трахать Олин рот. Оленька только мычала. Его большая черная жопа двигалась меж этих прелестных белых ножек. Тут этот мерзкий негр резко ускорился, перестал целовать, ее алый ротик, закатил глазаи со страшным рыком начал кончать прямо в глубь матки.Оленькина пизда в ответ обдала горяченьким черную палку. Негр повалился на Олю и так лежал минут десять, все это время они были едины. Тут Олино сознанье пробудилось она вспомнила что у нее опасные дни и как она красиво и одновременно кончила з Джоном.
[ Читать » ]  

Внутри себя подумав, что спасло Айни лишь то, что она не сообщила никому о своём Дне Без Умолчаний заранее. Иначе девчонку завалили бы столь грязными вопросами, что ей бы пришлось либо нарушить данный себе же зарок - к чему она, как Кир уже успел понять, относится крайне серьёзно, - либо смириться с полной и окончательной скомпрометированностью перед всем мирозданием.
[ Читать » ]  

Но меня было уже не остановить, словно бес, я достал свое оружие схватил ее за волосы и заставил сосать, что она конечно делать явно не умела, тогда я решил просто выебать ее в рот, я двигал ее головой вперед и назад, она плакала, то и дела давилась... и вот Я почувствовал, что сейчас кончу притянул ее голову и....
[ Читать » ]  

Рассказ №11701

Название: Дела семейные. Часть 1
Автор: bonjurkin
Категории: Случай, Фетиш
Dата опубликования: Воскресенье, 30/05/2010
Прочитано раз: 14051 (за неделю: 91)
Рейтинг: 71% (за неделю: 0%)
Цитата: "На лице вошедшей Лии смешалась гамма разнообразных чувств: еле сдерживаемый смех, вопрос, и, где-то, чуть в глубине виноватый взгляд огромных сероголубых глаз...."

Страницы: [ 1 ]


     Хлопнула входная дверь, и, первое, что я услышал от вошедшей жены, было: "... Только ты во всем и виноват, ты сам меня туда отправил. .
     Я чуть не выронил из рук горячую сковородку, на которой безуспешно пытался организовать жаренную картошку. Картошка не желала жарится, горела, дымила и неподдавалась.
     Дети уже спали, и зная, что жена отправилась к врачу, и вероятно задержится, я неумело пытался организовать дла нас двоих ужин, чтобы хоть чем то облегчить жизнь уставшей за день Лии.
     Сковородка шипела, жарящийся на ней продукт горел и издавал жуткий миазм, что не внушало мне уверенности в том, что без помощи жены я способен накормить семью.
     Стукнув каблучками, и, бросив сумочку на тумбу у входной двери, она с воинственным видом плюхнулась на диван, забросив ногу на-ногу таким образом, что любой, случайно забредший в квартиру нежданный гость, мог порадоваться цвету голубых, просвечиваюших сквозь теплые кремовые колготки, трусиков.
     На лице вошедшей Лии смешалась гамма разнообразных чувств: еле сдерживаемый смех, вопрос, и, где-то, чуть в глубине виноватый взгляд огромных сероголубых глаз.
     Поставив сковородку на плиту, я задал совершенно идиотский вопрос: Что случилось?". Облизнув губки нежным язычком, и, схватив со стола сигарету (чего не случалось уже давно) , Лия стала нервно искать источник огня, и, не найдя зажигалки швырнула сигарету в дальний угол комнаты. Жена, в общем-то, человек уравновешенный, и, из ее нервного поведения я сделал вывод: стряслось что-то совсем необычное. Надо заметить, что моя очаровательная супруга выглядела всегда лет на семь-десять меньше своего возраста
     Часто бывало, что новые сотрудники, увидев на моём рабочем столе её фотографию, спрашивали: "Это Ваша дочь?". И. если прибавить к этому её манеру носить короткие юбки и платья, доходящие длинной максимум до верхней трети бедра, и напоминающие вкупе с разноцветными колготками школьницу, чуть-чуть вырасшую из школьной формы, то полный успех у окружаюших мужиков в возрасте от 25 до 70 лет был обеспечен.
     Не проходило и дня, чтобы кто-нибудь не пристал к ней с недвусмысленными предложениями, или, просто с неуклюжими комплиментами: цветы и невинные (как мне хотелось думать) подарки в доме не переводились: от скромных букетиков, до панно и картин, нарисованных вдохновленными ею клиентами. На них, правда, почему-то всегда были изображены женщины с обнаженной грудью или, опять-же женские фигуры, находящиеся в недвусмысленных позах. Но я, этому значения не придавал: исскуство, что поделаешь.
     Не понимая, что с ней происходит, я спросил упавшим голосом: "Кушать хочешь?". Она, пихнув коленкой журнальный столик, нагловато ответила: "А ты как думаешь?". Понимая, что это только начало, я промолчал.
     Эта домашняя, теплая родная душа вдруг показалась чужой и озлобленной. Это была не та Лия, к которой я привык. , и, поэтому, не произнося ни слова ждал объяснений. Лия тоже молчала, уставившись в одну точку за телевизором. После того, как молчание стало невыносимым, она обронила: "Нечего было меня одну отправлять... ".
     Так и не разобравшись, что произошло, я растерянно нажал на кнопку машинки эспрессо.
     Дело в том, что будучи доктором, и, видя перед глазами массу ужасных неожиданных случаев, когда абсолютно здоровый человек вдруг подхватывает разные болезни, я довольно ревностно отношусь к здоровью своей семьи. Мама давно стонет от тех обследованний, на которые я её посылаю. Лия же отругивается, но сквозь ворчание соглашается пройти томографию (об этом отдельный рассказ) или раз в год посетить гинеколога, где её осматривают, берут мазок, делают ультразвуковое обследование и т. д.
     Должен заметить, что моя красавица, будучи сама доктором, врачей недолюбливает. Мужчин гинекологов в её жизни небыло никогда. Единственное нескромное прикосновение мужчины с медицинским дипломом она испытала лишь в седьмом классе, когда лишив их всех школьной формы, доктор проверял грудь
     
     Далее шли плановые осмотры в институте, но там, в качестве гинеколога всегда выступала женщина, как правило грубая и неделикатная. Подобные осмотры отбили навсегда охоту показываться коллегам у моей, и так, вобщем-то не ипохондричной жены. Можно сказать, что в этом плане она следовала принципу: "Оставьте все меня в покое. . "
     Гинеколог, которая обычно наблюдала Лию, была моя старая знакомая по имени Клара, мы с ней когда-то вместе работали в больнице. В её поликлиннике, как правило была тьма народу, и, никогда не было свободных очередей. Для нас она делала исключение, и, когда Лия записывается к ней на прием, приходила на работу на полчаса раньше
     Так должно было быть в этот раз. Созвонившись с Кларой за неделю до приёма, я получил заверение, что все будет нормально, и нам была назначена дата визита.
     Первое время, я еще ходил с женой на эти осмотры, но последнии два года стало понятно, что в этом нет необходимости
     . В отличие от предыдущего доктора, которая считала, что моё участие абсолютно необходимо (дело доходило до того, что когда жена лежала в гинекологическом кресле, я подавал докторше инструменты, и, успокаивающе гладил беспомощно свисающую с подставки очаровательную ножку) эта оставляла меня сидеть за занавеской, и, вообще недвусмысленно намекала, что во время обследования мне в кабинете делать нечего
     Видимо, сказывалась Советская медицинская школа, где родственникам (а я себя к таковым причислял) не разрешали присутствовать при осмотре пациента, не пускали в больничные палаты и родильные дома.
     Как бы там ни было, будучи спокойным за скромность ситуации, я перестал сопровождать жену на прием у Клары, не беспокоясь за то, что там происходит во время осмотра, и, в это время занимался своими собственными делами.
     Видя Лиино настроение, я чмокнул её в щечку и чуть тронул за плечо: "Может все-таки расскажешь, что случилось? Ты была у Клары? И что она сказала?". Прочитав в глазах немой ответ "Нет" на все заданные вопросы, я решил оставить жену в покое и ждать: отойдет, настроение вернется, и, все расскажет сама. Но прошло 20, 30, 40 минут... . Лия молчала, свербя глазами все туже точку за телевизором, и лишь едва проронила: "Клары не было, она болеет... ". "Та-а-а-к... -процедил я, -... и что же было?". Жена сверкнула в мою сторону потемневшими от гнева глазами, и, спросила: "В смысле?". "Колись, давай", устало заметил я. Дожидатся объяснений у меня просто не было уже сил.
     Лия еще помолчала, сунула в рот кусочек зефира, и сказала: "Хотел узнать, так слушай. . ". От ее монотонного голоса у меня рухнуло все внутри. "Надеюсь, ни кто не умер?"-с деланной улыбочкой, пошутил я, стараясь скрыть нахлынувшее волнение. Она посмотрела на меня в упор, и сказала: "А это мы сейчас посмотрим. . ". Тикали ходики, мирно сопела на ее коленях любимая собака, но от этого не становилось легче. Собрав в кулак всю оставшуюся волю, я потребовал: "Да рассказывай, ты, наконец... ". И она начала, но, по-моему лучше бы она этого не делала.


Страницы: [ 1 ]



Читать из этой серии:

» Дела семейные. Часть 2

Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |









  © 2003 / КАБАЧОК