Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 18756 
страниц: 43138 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |








категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма

Мальчик медленно выпрямил ножки, с помощью бабушки встал с дивана и сел на горшочек. Бабушка отправилась к внучке, велела ей встать с горшка, лечь на диван и дать подтереть свою попочку. Пока происходил процесс обмывания и подтирания анального отверстия и промежности Лены, Игорь пытался начать какать, но каловая пробка, твёрдая как камень, загромоздило задний проход мальчика, и он не мог это сделать. Несчастный ребёнок жалобно застонал. "В чём дело, Игорёк?", спросила бабушка. "Не идёт кака!", он ответил. "Ну, так не может быть после клизмы", баба Стася удивилась, "дай мне руку... а теперь тужись изо всех сил!". Мальчик схватился правой рукой за ладонь бабы и изо всех сил стиснул мышцы ануса. "Пррр-хлоп!", раздались звуки из его попы, и громадный кусок твёрдого кала впал наконец в горшочек. Вслед за ним пошла клизменная вода, со свистом вышли в животе накопившейся газы, а затем уже стал выделяться более мягкий, размытый клизмой кал. Вонь в комнате, появившейся, естественно, уже во время испражнения Лены, теперь гораздо усилилась и стало фактически невыносимой. Хотя и в комнате было слегка приоткрыто окно, бабушка открыла также и входную дверь, устроив сквозняк в спальне. Лена тем временем уже была заправивши трусики, опустивши вниз платье и теперь просто сидела на диване и наблюдала за какающим братом. "Что, Игорёк, трудно какается?", она спросила. "Теперь уже легко", она ответил, "начать было очень трудно даже после клизмы". "Да, запор у тебя тяжелее чем у меня. Я после клизмы сразу высралась", довольно констатировала девочка. Мальчик ей на это ничего не ответил. Бабушка тем временем взяла горшочек с калом Лены и понесла выливать его в уборную. Дважды использованный баллончик клизмы она засунула себе в карман. "Баба, а после того, как ты покакала, кто нёс выливать ведро?", вдруг её спросила внучка. "Ну, я сама конечно, высралась, подтёрла попу, заправила одежду, взяла в руки ведро и пошла выливать. Неужели это должен был за меня ещё тот парень делать", Стася ответила и вышла из комнаты. "Да, бабе тоже приходилось не сладко в своё время", довольно проворчал Игорь и выжал из себя очередную порцию каки, "кстати, а другую мою бабушку - мать отца - ведь тоже однажды клизмовали в больнице". "Ты это видел?", спросила Лена. "Нет, но я слышал как папа маме рассказывал, что его маме стало плохо, он вызвал скорую и затем вместе с ней поехал в больницу. Там сказали, что есть подозрение на заворот кишек и сразу начали клизмы делать. Говорил, что после первой клизмы ничего не вышло, только после второй и третей она наконец прокакалась. Еще говорил, что, если не прокакалась бы, то ей операцию делали бы". "Да, а вот у моей другой бабушки была операция по удалению слепой кишки. Не знаю, делали ли ей клизму перед этим или нет. Это уже давно была, я тогда наверное ходить ещё толком не умела, а может даже и разговаривать", в свою очередь вспомнила девочка.
[ Читать » ]  

Второй рукой теребит сосок, а языком дрочу клитор, быстрыми четкими движениями. - Пальцы в жопу. - Язык на клитор, пальцы руки сжимают сосок. - Язык на клиторок и по кругу по нему родному. Ольга часто дышет, возбуждена до предела! Татьяна вынимает из Ольгиной задницы пальцы и кладу на свою текущую киску, и с силой надавливает. Один палец входит в дырку, а другим дрочит клитор. Всего пара движений и ее ноги дрогнули, со стоном она сжала бедра, зажав руку между ними. И сатла заваливаться на бок. Но четыре руки в миг ее подхватили. Она подняла голову, но это уже другая история.
[ Читать » ]  

Пора было уходить, но они не успели высохнуть, и Алюня предложила пойти выжать одежду в кустики. Их разделял низкий, но густой кустарник, и Димка видел косящиеся на него глаза девчонки, когда она выжимала купальник. Собственная нагота, скрытая от нее лишь тонкой преградой куста, возбуждала его и придавала особую остроту его ощущениям. Он опустил глаза, пытаясь сквозь ветви увидеть тело Алюни, и покраснел, когда она прикрикнула: "Ты чего подглядываешь?"
[ Читать » ]  

Я почувствовал кончиками пальцев горячее и мокрое - и это стало для меня последней каплей. Знать умом, что ты нравишься девушке, что она хочет быть с тобой, и чувствовать ее желание на подушечках своих пальцев - это совершенно разные вещи... Я чуть приподнял ее за попку, рукой направил себя - она чуть помогла мне, насаживаясь - и мой напряженный член медленно стал входить во влажное и горячее, Юлечка со стоном выдохнула, выгибаясь, и я тоже застонал, скользя в нее, пока не прижался тесно-тесно, как только мог.
[ Читать » ]  

Рассказ №0441

Название: Сова
Автор: * Неизвестный автор
Категории: Остальное
Dата опубликования: Среда, 17/04/2002
Прочитано раз: 45236 (за неделю: 239)
Рейтинг: 90% (за неделю: 90%)
Цитата: "О. так и не отважилась поведать Жаклин о том, что Рене назвал "истинным положением вещей". Она, правда, помнила о словах, сказанных ей Анн-Мари, которая предупредила ее, что когда О. наконец покинет ее, то станет другим человеком. Поначалу О. не придала особого значения этим словам, но теперь убедилась в обратном. ..."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ]


     О. так и не отважилась поведать Жаклин о том, что Рене назвал "истинным положением вещей". Она, правда, помнила о словах, сказанных ей Анн-Мари, которая предупредила ее, что когда О. наконец покинет ее, то станет другим человеком. Поначалу О. не придала особого значения этим словам, но теперь убедилась в обратном.
      Скоро Жаклин, довольная и посвежевшая, приехала обратно в Париж. Она по своему обыкновению не обращала внимания на то, что ее лично не касалось. В свою очередь О. не старалась скрыть свою наготу, даже мысль об этом казалась ей противоестественной. Она не собиралась скрываться от подруги, даже когда принимала ванну или одевалась, и продолжала вести себя так, как будто находилась в квартире одна.
      На следующий день после своего возвращения Жаклин случайно зашла в ванную комнату как раз в тот момент, когда О. поднялась из воды и собиралась встать на пол, но нечаянно задела железным диском за эмалированный край ванны. Услышав звон железа, Жаклин обратила внимание на странное приспособление, находившееся у О. между ног, и заметила следы от ударов на груди и бедрах.
      -- Что это у тебя? -- удивилась Жаклин.
      -- Это следы, оставленные сэром Стивеном, -- ответила О., и чуть погодя добавила, ничуть не смущаясь и ничего не утаивая: -- Рене подарил меня ему. И он заковал мое тело в это железо. Смотри: здесь стоит имя сэра Стивена.
      Она накинула на себя махровый халат и подошла поближе к Жаклин, чтобы подруга смогла прочесть надпись на диске. Та взяла диск в руки и стала его рассматривать. Потом, отбросив халат, О. повернулась и, указав на буквы, которые были выжжены у нее на ягодицах, сказала:
      -- Видишь, он отметил меня своей печатью. А это -- следы от хлыста. Сэр Стивен любит истязать меня собственноручно, лишь иногда предоставляя это занятие своей чернокожей служанке.
      Жаклин стояла, пристально глядя на О. и не решалась что-нибудь произнести. Заметив это, О. засмеялась и попыталась поцеловать подругу. Жаклин с ужасом отшатнулась от нее и бросилась вон из ванной комнаты.
      О. принялась неторопливо вытираться, сбрызнула свое чистое тело духами и расчесала волосы. Затем надела корсет, натянула чулки и, войдя в комнату, взглянула в зеркало, у которого стояла Жаклин и с отсутствующим видом проводила расческой по волосам. Их взгляды встретились.
      -- Застегни мне, пожалуйста, корсет, -- попросила О. -- Ты, кажется, чем-то озадачена? Знаешь, Рене влюбился в тебя. Он разве тебе ничего не говорил.
      -- Я не могу понять... -- прошептала Жаклин. Потрясенная услышанным, она сразу заговорила о том, что ужаснуло ее больше всего: -- Мне кажется, ты гордишься этим. Я не могу понять...
      -- Скоро Рене отвезет тебя в Руаси, и тогда поймешь. Ты уже спала с ним?
      Жаклин густо покраснела и негодующе замотала головой. О. опять рассмеялась.
      -- У тебя на лице написано, что ты врешь, милая моя. Глупышка, никто не может лишить тебя права спать с тем человеком, который тебе нравится. И это вовсе не означает, что ты обязана со мной ссориться. Дай, я приласкаю тебя, а заодно расскажу тебе, что такое Руаси.
      Может быть, Жаклин боялась сцены ревности, а может, ей было любопытно выслушать рассказ О. и получить ответы на свои вопросы. Или ей просто нравилась та неторопливость и страстность, с которой О. ласкала ее тело? Поколебавшись некоторое время, Жаклин уступила.
      -- Рассказывай, -- сказала она.
      -- Ладно. Но прежде чем я начну, поцелуй сосок моей груди, -- попросила О. -- Тебе пора научиться кое-чему, если ты хочешь понравиться Рене.
      Жаклин не заставила себя упрашивать. Она сделала требуемое с такими старанием, что О. застонала от наслаждения.
      -- Рассказывай, -- повторила Жаклин.
      Услышанное показалось ей совершеннейшим бредом, несмотря на простоту и искренность О., а также доказательства, которые Жаклин только что могла увидеть собственными глазами.
      -- И ты еще собираешься вернуться туда в сентябре? -- спросила она у О.
      -- Мы вернемся с курорта, -- ответила та, -- и я отвезу тебя в замок, ну, а может, это сделает Рене.
      -- Я бы не прочь побывать там, но только как гостья, понимаешь? Я хочу просто посмотреть...
      -- Наверное, это можно устроить, -- сказала О., но сама была уверена в обратном. Про себя она решила, что нужно только уговорить Жаклин появиться в Руаси, а там хватит слуг, оков и плетей, чтобы научить Жаклин тому, что ей необходимо постичь. О. понимала, что сэр Стивен будет благодарен ей за такую услугу. Она знала, что он снял виллу вблизи Канн, где они все -- он, она, Рене, Жаклин и ее молоденькая сестра, -- проведут весь август. Жаклин должна была взять с собой сестру не потому, что сама хотела этого; их мать надоела ей со своими просьбами взять девочку с собой. О. также знала, что предназначенная ей комната, где Жаклин будет, судя по всему, часто проводить с нею послеобеденный отдых, отделена от комнаты самого сэра Стивен особой стеной, которая лишь кажется сплошной и звуконепроницаемой, а в действительности есть не что иное, как решетчатая перегородка с отверстиями, которые дадут возможность сэру Стивену хорошо видеть и слышать происходящее в комнате О. И обнаженное тело Жаклин сэр Стивен рассмотрит во всех мельчайших подробностях и насладиться зрелищем, которое он, вне всякого сомнения, оценит: О. ласкающая Жаклин! Ее подруга узнает об этом уже потом, и О. вдвойне была приятна эта мысль: она почувствовала себя оскорбленной, осознав, что Жаклин презирает ее, будто она -- закованная в железо рабыня, которую можно изо дня в день наказывать плетью, хотя сама О. и гордилась своим нынешним положением.

      * * *

      О. в первый раз в жизни поехала на курорт, и все здесь показалось ей нереальным и непонятным: томное, сонное море; синий купол чистого неба, замершие на взморье под палящим солнцем деревья... "Эти деревья неживые", -- с грустью думала она, разглядывая экзотические растения, благоухающие пряными ароматами, и ощупывала покрытые лишайниками камни, которые были неестественно теплыми.
      О. не понимала, почему волны выбрасывают на берег гниющие желтые водоросли, напоминающие навоз своим видом; не понимала, почему вода такая зеленая и волны накатываются на берег с таким удручающим постоянством.
      Впрочем, вилла находилась достаточно далеко от берега и представляла собой здание, где раньше помещалась ферма. Рядом был разбит небольшой, но очень красивый сад, а высокие стены отгораживали это место от любопытных взглядов и назойливых соседей. У одного крыла (там жили слуги) находился двор, сюда же выходили окна одного из фасадов. Окна другого и терраса были обращены на восток, в сад, и здесь же, на втором этаже находилась комната О. Внизу, рядом с домом росли лавровые деревья, и их вершины приходились почти вровень с выложенным черепицей парапетом, ограждающим террасу. Крыша из тростника защищала ее от дождей и немилосердного полуденного солнца, а пол был выложен красной плиткой. Такая же плитка покрывала и пол в комнате О. А стены там были покрашены известью, разумеется, за исключением той, которая служила перегородкой и представляла часть стены алькова, над которой находилась выгнутая арка. Вдоль стены тянулся низкий барьер со стойками из резного дерева, такими же, как и лестничные перила. Пол в комнате был устлан пышным белым ковром, а окна скрыты за шторами с желто-белым рисунком. Из мебели здесь находились два кресла, обивкой которым послужил тот же самый бело-желтый материал, из которого были сделаны шторы; платяной шкаф и широкий старинный комод орехового дерева, а также длинный, очень узкий стол, отполированный до такой степени, что комната отражалась в нем, как в зеркале. В углу лежали, сложенные втрое тюфяки, обтянутые голубой материей.
      О. повесила свои наряды в шкаф, а нижняя половина комода заменяла ей туалетный столик. Сестренку Жаклин, Натали, поселили в соседней комнате, и по утрам, когда О. лежала на террасе, та приходила туда и ложилась рядом на чуть теплые от утреннего солнца плитки пола.
      Натали была невысокой, полноватой девочкой, не лишенной впрочем некоторой грациозности. На бледном лице выделялись слегка раскосые, как и у ее сестры, глаза, только они были более темными и блестящими. Она чуть-чуть походила на китаянку, а ее густые черные волосы были коротко подстрижены сзади, а лоб, до самых бровей полностью скрывала челка. У Натали были округлые, но еще детские бедра и маленькие упругие груди.
      Однажды девочка забежала на террасу в надежде найти сестру и застала там О., которая лежала обнаженная на голубом тюфяке. Подойдя к ней, Натали увидела то, что в свое время так сильно удивило и вызвало отвращение у Жаклин.
      В тот же день она накинулась на сестру с вопросами, и та, думая вызвать у Натали отвращение, которое испытывала сама, пересказала ей историю, которую услышала от О. Но любопытство и возбуждение, которое Натали испытала, глядя на железные оковы О., ничуть не уменьшились. Напротив, Натали тут же поняла, что влюблена в О.
      Всю последующую неделю девочка прожила, ничем не выдавая своих чувств, но в воскресенье, когда наступил вечер, она оказалась наедине с О. и тут же ей проговорилась.


Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ]



Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |









  © 2003 / КАБАЧОК